7(495)968-26-38
Проектируемый проезд №4062,
дом 6

Весь спектр услуг
по техническому осмотру
Наполнение
вторая строка
Ред. блок
Тестовое наполнение
 
 
  •  
  •  
  •  
  •  

Машина безопасности формула 1


Как это работает: Автомобиль безопасности

Автомобиль безопасности нередко появляется на трассе во время гонок, порой влияя на результат Гран При, но при этом выполняет свою главную функцию – обеспечивает безопасность на трассе. Вместе с пресс-службой Mercedes мы разбираемся, как действуют гонщики во время появления на трассе Mercedes AMG GT R с Берндом Майландером за рулем, и какие проблемы приходится решать стратегам команд.

Почему выезд автомобиля безопасности осложняет гонку?

Главная проблема при появлении автомобиля безопасности – правильный выбор стратегии. Позади автомобиля безопасности шины быстро остывают. Если резина новая, то проблема не столь серьезная, поскольку на рестарте они быстро прогреются – обычно за два-три круга. Старые шины после рестарта прогреваются медленнее или вовсе не набирают нужной температуры.

Инженерам сложно смоделировать износ резины после рестарта, решение приходится принимать, основываясь на прошлом опыте и комментариях гонщиков.

Как в команде реагируют на выезд автомобиля безопасности?

Специалисты по стратегии постоянно анализируют ситуацию, пытаясь предсказать, что произойдет, если автомобиль безопасности появится на трассе через два, три или пять кругов. Если в команде решают, что при появлении автомобиля безопасности появится хорошая возможность провести пит-стоп, то гонщику говорят фразу: «Ты в окне автомобиля безопасности». Это означает, что в случае его выезда гонщик может ехать в боксы без дополнительного подтверждения команды – и механики будут его ждать.

Каковы главные сложности?

Рестарт – сложный момент для гонщиков из-за остывшей резины и нехватки сцепления с трассой. Шины обеспечивают наибольшее сцепление в рабочем диапазоне каждого состава, вне этого диапазона сцепление гораздо ниже.

Перед установкой на машину шины находятся в термочехлах, где нагреваются до +110С. За автомобилем безопасности температура может снизиться на 40 градусов от необходимых значений. Таким образом, с точки зрения сцепления с трассой первые круги после ухода автомобиля безопасности отличаются от любого другого круга, которые проезжают гонщики за время уик-энда, и им очень сложно добиться сцепления с асфальтом.

Какие ещё есть проблемы?

Тормоза подвержены перегреву из-за недостаточного охлаждения потоком воздуха. Да и в холодных тормозах нет ничего хорошего. Гонщики пытаются прогреть их, используя различные техники пилотирования, однако при этом тормоза легко перегреть из-за небольшой скорости машины.

Какие преимущества может дать автомобиль безопасности?

Главное преимущество в том, что он обеспечивает безопасность маршалов на трассе, когда они убирают обломки или эвакуируют машины. Некоторое преимущество получают и гонщики – они могут сэкономить топливо.

В Монреале гонщики не смогут максимально атаковать на протяжении всех 70 кругов – иначе им не хватит до финиша отведенных 105 кг топлива. Появление автомобиля безопасности – хорошая возможность сэкономить.

Какова скорость автомобиля безопасности?

Все зависит от конкретной трассы. В среднем, время круга за автомобилем безопасности увеличивается на 60%. Разница в скорости между машиной Формулы 1 и автомобилем безопасности зависит от конкретного поворота. Например, в Канаде 3-й поворот машины Формулы 1 проезжают на скорости 125 км/ч, а за автомобилем безопасности – 45 км/ч.

В шпильке 10-го поворота разница не столь существенная – 65 км/ч против 50 км/ч. На прямой скорости отличаются сильнее – если в 2017-м перед 13-м поворотом машины Формулы 1 разгонялись до 300 км/ч, то за автомобилем безопасности – «только» до 230 км/ч.

В чем разница между реальным и виртуальным автомобилем безопасности?

В целом, они очень похожи. С виртуальным автомобилем безопасности у гонщиков возникают те же проблемы, что и с реальным, но для команд виртуальный создает меньше проблем, поскольку машины едут быстрее и температура резины падает не так сильно.

Этот эффект усиливается еще и тем, что обычно реальный автомобиль безопасности находится на трассе около четырех кругов, а виртуальный – от одного до двух. Кроме того, в режиме виртуального автомобиля безопасности пелотон не собирается вместе, поскольку гонщики обязаны поддерживать такое же расстояние от впереди идущего пилота, какое было до объявления этого режима.

Safety first. Краткая история автомобиля безопасности в Формуле 1

Twitter

Facebook

Вконтакте

Telegram

Краткая история автомобиля безопасности в Формуле 1

Зачастую кажется, что привычные для нас вещи существовали всегда. Но это не так. Речь, в данном случае, идет о так называемом safety car – автомобиле безопасности, выезжающем на трассу Формулы 1 в случае аварии или другой серьезной неприятности, угрожающей жизни и здоровью участников.

Первый выезд safety car перед мчащимися болидами Формулы 1 состоялся относительно недавно – в 1973 году, на Гран-при Канады, и сразу был отмечен курьезом. Бывший пилот Ф1 Эппи Витцез, управлявший желтым Porsche 914 – первым автомобилем безопасности в формульной истории – был отправлен на трассу после столкновения Франсуа Севера и Джоди Шектера. Но, водитель занял ошибочную позицию, вынудив нескольких лидирующих пилотов обгонять safety car. Эта «хохма» стоила потенциальной победы Эмерсону Фиттипальди и неожиданно привела на верхнюю ступень пьедестала Питера Ревсона. Это был второй (и последний) в карьере триумф американского гонщика, погибшего год спустя.

Долгое время автомобиль безопасности в Формуле 1 появлялся лишь эпизодически, вплоть до начала 90-х годов прошлого века. За это время покрасоваться во главе пелетона успели самые разные машины. Иногда выбор организаторов был парадоксальным. Если трассу перед болидами утюжит Lamborghini Countach или Porsche 911GT2 – публике это понятно. Никто не против Honda Prelude или «заточенного» под кольцевые гонки Renault Clio Williams, и даже Opel Vectra сойдет за safety car. Но кто додумался выпустить в 1993 году на кольцо в Бразилии FIAT Tempra с двухлитровым двигателем мощностью в 127 «лошадок»? За спиной у несчастного фиата, цеплявшегося за асфальт узенькими шинами, в тот момент «болтались» десятицилиндровые монстры, выдававшие на-гора 750 «коней»…

Порядок наступил в 1996 году, когда Mercedes-Benz увидел в автомобиле безопасности отличную площадку для маркетинга. С того времени и до сегодняшнего дня только эта марка возглавляет пелотон в качестве safety car. Модели немецкого бренда периодически менялись – все началось с компактного C36 AMG, которого позже сменили CLK 55 AMG и CLK63 AMG, а затем SL63 AMG. В сезонах 2011–2014 годов, при появлении опасности, на кольцо выезжал 571-сильный Mercedes-Benz SLS AMG с 6.3-литровой V-образной «восьмеркой». На крыше расположена оранжевая «люстра», оптимизированная специалистами по аэродинамике, с двумя вмонтированными в корпус видеокамерами. Внутри – пара крупных мониторов, позволяющих следить за обстановкой на трассе и, конечно же, радиосвязь с дирекцией гонки.

Несколько фотосюжетов о наиболее запоминающихся safety car смотрите в нашей галерее.

Шестнадцатый сезон подряд бессменным пилотом автомобиля безопасности остается немец Бернд Мейландер, ранее выступавший в сериях FIA GT и DTM. За его плечами больше сотни выездов в качестве «предводителя стаи». Вместе с водителем в кабине периодически находится медицинский делегат FIA. В сезоне-2015 Мейландер «оседлает» Mercedes Benz AMG GT S, в подготовке которого он принимал личное участие. В активе нового safety car – V8 Bi-turbo мощностью 510 лошадиных сил, трансмиссия с двойным сцеплением, жесткая подвеска и керамические тормоза. Максимальная скорость спорткара составляет 310 км/ч, а разгон до 100 км/ч занимает 3,8 секунды.

«Лучшая гонка Ф-1 — это когда я не сажусь за руль»

Все, кто смотрит Формулу-1, наверняка знают Бернда Майландера, неизменно возглавляющего пелотон, если требуются услуги машины безопасности. На шоу Moscow City Racing Майландер развлекал зрителей за рулём «Мерседеса» из серии DTM, а затем «Чемпионат» расспросил немца о его работе.

— Бернд, для начала напомните всем, как вы попали на такую, в общем-то, почётную работу?— В то время я выступал в Суперкубке «Порше», который и тогда проходил в рамках уик-энда Формулы-1. На Гран-при Сан-Марино ФИА обратилась ко мне с предложением управлять сейфти-каром в Формуле-3000 — она тоже являлась гонкой поддержки Ф-1. Я согласился. А в конце года они спросили, не хочу ли я заняться тем же самым и в Формуле-1, поскольку предыдущий пилот, управлявший сейфти-каром, переехал в США. Так я получил эту работу. И вот я сохраняю эту должность уже 15-й год.

«Лучшая гонка для меня – это гонка, по ходу которой сейфти-кар ни разу не покидает боксы».

— 15-й сезон — это много. Вам не надоедает одна и та же работа?— Нет. Вы знаете, за эти 15 лет многое поменялось. Например, регулярно делаются шаги вперёд в плане безопасности — как в плане машин, так и в плане трасс. Мы всё время стараемся работать ещё лучше, и мне важно всегда знать, что происходит в Формуле-1 с безопасностью. Так что скучно не бывает.

— Ну а не бывает так, что вы мечтаете о каком-нибудь мелком, абсолютно безобидном инциденте, чтобы получить шанс выехать на трассу?— Не-е-ет. Лучшая гонка для меня – это гонка, по ходу которой сейфти-кар ни разу не покидает боксы. Мне ведь платят не за круги на трассе, а за работу весь уик-энд!

— Какие у вас мысли в тот момент, когда вы выезжаете на трассу?— Я просто выполняю свою работу. Нужно справляться с ситуациями, хотя они всегда разные. Скажем, возьмём последний Гран-при Великобритании. Нужно быть сконцентрированным, делать максимум возможного. Я должен помогать пилотам, которые едут за мной, должен показывать им чистую траекторию, чтобы они не наезжали на осколки. Если идёт сильный дождь и начинается аквапланирование, я должен сбросить скорость, задав нужный уровень для всех. Я получаю всю нужную информацию по радио, всё это интересно.

— Иногда сейфти-кару не так легко найти на трассе лидера, чтобы начать собирать за ним всех остальных, не так ли?— Найти лидера не сложно, но всё зависит от ситуации. Когда мне говорят, что нужно выезжать на трассу, то я делаю это незамедлительно. Да, иногда получается, что догнать лидера мы не можем, так что нужно просто ждать его. Но мы стараемся делать всё, что в наших силах, и в итоге всё получается нормально.

— Вот эти безопасные траектории вы скорее сами выбираете или важнее роль гоночного контроля?— Первоначально информация идёт от них.

«Я должен помогать пилотам, должен показывать им чистую траекторию, чтобы они не наезжали на осколки».

Уже затем я делюсь своим собственным мнением. Что же касается момента, когда пора покидать трассу, то тут решение принимает только директорат гонки.

— Бывали ситуации, когда вас по радио просили ехать помедленнее?— Да. Благодаря радио я могу быть в курсе всех пожеланий гонщиков, и мы всегда ведём себя максимально безопасно. Постоянно идёт коммуникация.

— Вы проводите какие-то тренировки перед Гран-при? Гуляете ли в четверг по трассе?— Обычно я действительно прохожу круг по трассе. Кроме того, днём в четверг у меня есть возможность проехать на сейфти-каре, это важно и полезно. Понятно, что перед Гран-при России подготовка будет напряжённее, чем обычно: я ведь ещё не знаю трассу в Сочи, а надо понимать, как ехать, что может произойти. Да, я видел схему трассы, но практика — это всё-таки другое дело. Нужно понять, как всё выглядит, когда едешь на пределе. Но безопасность превыше всего!

— Не могу не поинтересоваться вашим мнением насчёт последних изменений правил в Формуле-1. Что думаете о решении производить рестарты с места?— Честно говоря, давать комментарии по этому вопросу — это не совсем моё дело. А вообще лично для меня ничего не изменится: пока на трассе остаётся машина безопасности, процедура будет абсолютно такой же. Посмотрим, как всё будет выглядеть в 2015 году.

— Помимо работы «сейфти-пилотом» в Формуле-1 вы иногда где-нибудь гоняетесь?— Надо отметить, что я управляю сейфти-каром по ходу всего уик-энда Формулы-1 — то есть и в гонках поддержки. По ходу этапов DTM я работаю на «Мерседес», выполняя функцию посла марки. Также я иногда помогаю немецкой федерации автоспорта. Ну и участие в Moscow City Racing – это не единственный случай, когда я выступаю на подобных шоу. Здорово, что проводятся такие фантастические мероприятия, это хорошо для автоспорта. В Москве на трибунах очень много болельщиков, и все они смогли ещё лучше узнать, что такое гонки.

«Перед Гран-при России подготовка будет напряжённее, чем обычно: я ведь ещё не знаю трассу в Сочи».

— Вы как-то консультируете «Мерседес» насчёт того, как можно ещё улучшить машину безопасности?— Да, конечно. Мы работаем совместно с AMG, стараясь сделать сейфти-кар совершенным. «Мерседес» занимается машиной безопасности с 1996 года, за это время было сделано немало шагов вперёд. У меня самого давние отношения с «Мерседесом» — с тех пор как я выступал за него в DTM, так что мы плотно сотрудничаем. Сейчас у нас прекрасная машина: и быстрая, и безопасная. Безусловно, это лучший сейфти-кар, который когда-либо был у меня, ведь он самый современный.

— Вы дружите с кем-нибудь из гонщиков Формулы-1?— Дружить в автоспорте не так легко, но понятно, что с одними пилотами общаешься больше, с другими меньше. Я, например, уже очень много лет знаком с Нико Росбергом, ведь в DTM я сражался с его отцом, а потом выступал за команду Кеке в 2004 году. Так что с некоторыми гонщиками вполне можно вместе поужинать, тем более когда проводишь вместе по сути весь год.

Бернд Майландер

У Формулы 1 будет новая машина безопасности

1/34

Фотограф: Daimler AG

2/34

Фотограф: Daimler AG

3/34

Фотограф: Daimler AG

4/34

Фотограф: Daimler AG

5/34

Фотограф: Daimler AG

6/34

Фотограф: Daimler AG

7/34

Фотограф: Daimler AG

8/34

Фотограф: Daimler AG

9/34

Фотограф: Daimler AG

10/34

Фотограф: Daimler AG

11/34

Фотограф: Daimler AG

12/34

Фотограф: Daimler AG

13/34

Фотограф: Daimler AG

14/34

Фотограф: Daimler AG

15/34

Фотограф: Daimler AG

16/34

Фотограф: Daimler AG

17/34

Фотограф: Daimler AG

18/34

Фотограф: Daimler AG

19/34

Фотограф: Daimler AG

20/34

Фотограф: Daimler AG

21/34

Фотограф: Daimler AG

22/34

Фотограф: Daimler AG

23/34

Фотограф: Daimler AG

24/34

Фотограф: Daimler AG

25/34

Фотограф: Daimler AG

26/34

Фотограф: Daimler AG

27/34

Фотограф: Daimler AG

28/34

Фотограф: Daimler AG

29/34

Фотограф: Daimler AG

30/34

Фотограф: Daimler AG

31/34

Фотограф: Daimler AG

32/34

Фотограф: Daimler AG

33/34

Фотограф: Daimler AG

34/34

Фотограф: Daimler AG


Смотрите также